Черный квадрат
 

ЧЕРНЫЙ КВАДРАТ: МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Дмитрий Сарабьянов

 

Средства массовой информации давно уже оповестили о намечающемся аукционе в "Гелосе" и о трех "Малевичах", которые будут выставлены на торгах ("Черный квадрат", "Автопортрет", "Портрет жены"; см. стр. 42-43, 90-91). Это взволновало не только специалистов, уже видевших "Черный квадрат" на одной из выставок около десяти лет тому назад, но и широкую публику небывалыми для России суммами, которые, как считают знатоки, будут заплачены за работы великого авангардиста, и некоторыми подробностями, способными украсить любой детективный роман с криминалистическим уклоном. Оставленные на "Черном квадрате" отпечатки пальцев художника, как может показаться с первого взгляда, способны открыть новые перспективы в области атрибуции. Но этот частный случай вряд ли вселяет надежды. Так что криминалистика в нашей области ограничивает пока свои возможности признанием или отвержением авторской подписи или надписи. Кстати с подписями в представленных работах Малевича все в порядке. Неправильная дата - 1913 год - начертанная автором на обороте "Черного квадрата", выполненного, скорее всего, гораздо позже, не только не опровергает, но и подтверждает авторство художника, который в большинстве случаев свои поздние работы намеренно датировал неправильно.

 

Задача специалистов, изучающих творчество Малевича (а их довольно много по всему свету),- спокойно и внимательно разобраться в сути дела, преодолеть волнение, хотя появление "нового Малевича" способно его вызвать именно у специалистов, жаждущих пополнить oeuvre художника. На первом месте среди выполненных работ - безусловно "Квадрат". Нет сомнений в его подлинности, что подтверждено еще в 1993 году сотрудниками Третьяковской галереи С. Иваницким, И. Вакар, Т. Михиенко. Эксперты справедливо сослались на происхождение холста из семьи художника, на подлинность надписи на обороте, на характер самой живописной поверхности, на соответствующие признаки старения живописи, позволяющие предположить, что работа была создана в 20-е годы. Не буду останавливаться в этой краткой заметке на вопросе о значении и сущности "Черного квадрата", о той роли, какую сыграл он в истории мирового искусства. Об этом написаны сотни страниц. А на двух-трех ничего нового не скажешь. Речь здесь может идти о данном холсте, о его датировке, о том, как он соотносится с другими вариантами "Черного квадрата". Насколько мне известно, всего их было четыре. При этом я не исключаю, что еще остаются неопознанными и неизвестными другие. Могу предположить, что где-нибудь (о Малевиче сейчас пишут много - и у нас и за рубежом) появились и какие-либо новые данные, за которыми я не уследил. Но пока, как мне представляется, с полной достоверностью мы можем говорить о четырех. Первый находится в Третьяковской галерее. Его размеры - 79,5х79,5. Он поступил в галерею в 1929 году из Музея живописной культуры. Именно он изображен на известных фотографиях экспозиции выставки "0,10" висящим, как икона в "красном углу" зала (илл. 1). Он был выставлен среди других 39-ти супрематических работ Малевича. Можно считать доказанным время его создания - 1915 год, хотя сам Малевич все свои "Черные квадраты" датировал 1913 годом на основании того, что этот пластический элемент, ставший затем едва ли не символом живописи ХХ века, появился у него в эскизах декорации оперы "Победа над солнцем", поставленной в 1913 году. Второй "Черный квадрат" (106х106) был создан приблизительно в 1923 году - во время подготовки советского раздела выставки Биеннале в Венеции, где он был показан вместе с двумя другими картинами - "Крестом" и "Кругом", также воспроизводящими основополагающие супрематические формы (илл. 5-7). Все три картины были написаны учениками Малевича Суетиным, Лепорской и Рождественским, но подписаны Малевичем. На обороте его рукой вновь начертана дата - 1913. А на подрамнике стоит пометка "№1". Сразу же оговорю, что эта нумерация не имеет отношения к пометке "2й" на нашем варианте. Номерами 1, 2 и 3 Малевич обозначил "Квадрат", "Крест" и "Круг", предназначенные для венецианской выставки. Этот вариант, как "Крест" и "Круг", находятся в Русском музее и попали туда в 1977 году вместе с большим количеством других работ Малевича от его наследников ("на временное хранение"). Именно этот "Квадрат" мы видим на фотографиях 1935 года над гробом художника в его квартире. Третий вариант вновь возвращает нас в Третьяковскую галерею. По размерам (80х80) он приближается к первому, превосходя его на 0,5 см. в высоту и ширину. Но пропорциональные отношения белого и черного несколько смещены - белые полосы по краям у него немного уже. На обороте - вновь дата "1913" и указание на то, что "начальный элемент" появился в опере "Победа над солнцем". Этот вариант не без основания датируется 1929 годом - временем персональной выставки художника в Третьяковской галерее. Но поступил он в Третьяковку в 1934 г. Что касается персональной выставки в галерее, то, насколько мне известно со слов моего покойного учителя А.А. Федорова-Давыдова, бывшего тогда заместителем директора галереи и одновременно организатором выставки 1929 года, он вел (не знаю точно когда) с Малевичем разговор о повторении "Квадрата". Малевич возражал, говоря, что это произведение неповторимо. Но в этом ответе явно содержался момент столь типичной для Малевича мистификации, так как один раз к этому времени "Черный квадрат" уже был повторен (к венецианской выставке 1924 года), а другой, третьяковский, наверное, вскоре после разговора был сделан или уже был готов. Тут мы подходим к вопросу о времени появления нашего варианта. Какие у нас есть данные для того, чтобы судить об этом времени? Можно почти с полной уверенностью предположить, что он запечетлен на известной фотографии экспозиции выставки "Художники РСФСР за XV лет" (Ленинградский вариант экспозиции, 1932; илл. 8). Там он висит наверху над супрематическими композициями Малевича рядом с "Красным квадратом", легко узнаваемым благодаря кривизне и ширине белых полос по краям (илл. 13). На фотографии обе картины одинакового размера, что и соответствует реальности (наш "Квадрат" - 53,5 х 53,5, "Красный" - 53 х 53).

 

По внутренним пропорциям композиций изображения на фотографии соответствуют оригиналам. Присутствие нашего варианта на фотографии экспозиции является лишним подтверждением авторства Малевича, но вряд ли помогает решить проблему датировки. Пока что мы можем быть уверенны лишь в том, что вариант возник не позже начала 1930-х годов. Но это и так ясно. На фотографиях выставок "0,10" мы его не находим. Слева внизу над надписью "Супрематизм живописи" легко узнать "красный квадрат" - по размеру, пропорциям и своеобразной "кривизне". Над ним - еще один квадрат - но меньших размеров и неизвестно какого цвета. Он пока остается "неопознанным объектом". Может быть, тоже окажется когда-нибудь черным и пополнит наш список. Обратимся теперь к надписи на обороте холста: "Супрематизмъ 2й квадрат 1913 г К Малевичъ" (см. стр. 91). Присутствие твердого знака не должно породить иллюзию, что эта подпись возникла до отмены этой буквы в советское время. Малевич произвольно относился к этому вопросу: многие его работы начала 1910-х годов не имеют в подписи твердого знака. И наоборот. Никаких прямых указаний на присутствие на выставках 1910-х годов нашего варианта "Черного квадрата" мы не имеем. Конечно, из 60-ти номеров "Супрематизма живописи", оставшихся нерасшифрованными в каталоге "Бубнового валета" за 1916 год, мог бы оказаться и наш вариант. Но это - лишь маловероятное предположение. Жажды повторения у Малевича в то время еще не было. Она появилась в 20-е годы - и особенно в конце десятилетия - после того, как художник остался в России почти без картин, так как большинство произведений оставил в Германии. Следует учесть присутствие в надписи слов "2й квадрат 1913 г". К последней части надписи мы уже привыкли. Мы ее встречали в других случаях. Что же касается слов "2й квадрат", то они достойны более внимательного отношения. Можно предположить, что в обозначении "2й" не было признаков той фальсификации, которая так активно проявилась в датировках. Здесь не было смысла фальсифицировать, как в случае воссоздания или конструирования задним числом собственной эволюции. Указание на то, что квадрат "2й" не обязывает нас датировать картину временем до 1923 года, когда, как мы все теперь считаем, было сделано повторение для выставки в Венеции. Малевич мог его не учитывать, так как делалось оно учениками и выступало программно в комплексе - вместе с "Крестом" и "Кругом". Следовательно "второй" мог возникнуть и после 1923 года. Если брать за основу предложенную самим Малевичем нумерацию и считать (разумеется, условно) третьим вариант, находящийся в Третьяковской галерее (хотя сам художник никакого номера на нем не поставил), то тогда 1929 годом фиксируется верхняя граница датировки нашего варианта. Видимо, нам придется удовлетвориться не очень точной датировкой - 1920-е годы. В любом случае, когда бы ни возник этот четвертый по общему счету "Черный квадрат", он не только ценен сам по себе, как художественный памятник, как некий знак современного искусства, получивший всемирное признание, но и важен для исследователей, так как позволяет делать дополнительные выводы и ставить новые вопросы. "Автопортрет" и "Портрет жены" следует рассматривать в несколько ином аспекте. Эти работы не имеют ярко выраженного авангардистского характера, свойственного большинству произведений художника. К 1932-34 годам, которыми справедливо датируют представленные портреты эксперты Третьяковской галереи И. Вакар и Т. Михиенко, Малевич проделал значительную эволюцию. Во многом - под воздействием современной ему критики, упрекавшей его в формализме, и нажима оголтелых поборников социалистического реализма, утвержденного властью в качестве главного метода советского искусства. Но изменяясь, художник стремился сохранить и некоторые черты своего метода и свое представление о величии и значительности образа человека, особенно - художника-творца. В поздних портретах Малевич выступает как традиционалист - наследник великих портретистов прошлого. Не случайно на одной из фотографий 30-х годов, запечатлевших интерьер квартиры художника, его автопортрет (представленный на настоящей выставке) висит рядом с репродукцией какого - то голландского или фламандского портрета 17-го века круга Хальса или Рембрандта (трудно по плохой фотографии идентифицировать его с каким-то определенным произведением). Вспомним, что знаменитый "Автопортрет" Малевича того же времени (1933, Русский музей) вызывает ассоциации с портретными образами итальянского Возрождения. Последний портрет и "Портрет жены" (1933, Русский музей) можно характеризовать как парные, что проявляется в близости размеров, поворотах фигур и голов, жестах рук. Эта парность тоже является признаком ориентации на определенную традицию. Портреты, представленные на торгах в "Гелосе", не составляют "пары" в традиционном понимании. Они слишком различны по размерам и по живописной манере - энергичной, поистине хальсовской в "Автопортрете" и более сдержанной, опирающейся скорее на традиции портретного реализма XIX века в "Портрете жены". Но они в равной мере психологичны и рассчитаны на передачу и состояния, и характера модели. Они, как и другие портретные произведения Малевича того времени, демонстрируют активные искания великого художника и в самые последние, чрезвычайно трудные годы в его жизни.

Copyright c  "Гелос" 2002

Черный квадрат
Rambler's Top100